XX
век

Причины первой мировой войны

Причины первой мировой войны - фото

Первая мировая война. Император Германии Вильгельм IIПервая мировая война. Борьба вокруг восточного вопроса. Французская карикатура

Развал «европейского концерта»

После наполеоновских войн конца XVIII — начала XIX века, вызвавших громадные жертвы и разрушения, тогдашние великие державы (Австрия, Англия, Пруссия, Россия и Франция) решили создать европейскую систему континентальной безопасности. Они перекроили карту Европы на Венском конгрессе 1814-1815 годов и договорились совместно и мирно решать все спорные вопросы. Для того времени это была оригинальная идея.

До Крымской войны (1853-1856) система континентальной безопасности предотвращала столкновения великих держав. Но в глазах многих европейцев она была дискредитирована попытками великих держав использовать ее для восстановления старого порядка. Они совместно боролись не только за мир, но и против либерального движения, выступавшего за установление свобод и конституционного правления, против национальных движений, требующих переустройства Европы по принципу: одна нация — одно государство. После революций 1848-1849 годов началось отступление реакции, а вместе с ней упадок «европейского концерта». Европейская политика вступила в новую полосу.

После серии войн между великими державами, открытой Крымской войной, — Франции и Сардинского королевства против Австрии 1859 года, австро-прусской и франко-прусской — она претерпела значительные перемены. Образовалось два новых национальных государства — Германская империя и Итальянское королевство. Международные отношения стали неустойчивыми.

Начало складывания новых союзов

Поскольку система коллективной безопасности перестала существовать, каждая страна стала искать союзника. Первой эти поиски начала Франция. После франко-прусской войны на ее восточной границе было теперь не несколько десятков независимых друг от друга германских монархий, а единая империя, по численности населения и экономической мощи превосходящая Францию. Кроме того, Франция была вынуждена передать неприятелю свои территории: провинцию Эльзас и треть провинции Лотарингия. Это давало Германии стратегический перевес: в ее руках оказался выход на равнину Северной Франции. С этого момента, понимая невозможность схватки один на один, Франция сама начинает активный поиск союзников для уравновешивания мощи новой Германии.

Канцлер Германии Бисмарк, более чем кто-либо сделавший для объединения страны, главную цель своей дипломатии видел в недопущении союза Франции с другими великими державами. Он понимал, насколько уязвимо положение Германской империи, которая, в отличие от Франции, с трех сторон была окружена великими державами: Австро-Венгрией, Россией и самой Францией. Союз последней с любой из двух оставшихся ставил Германию перед перспективой войны на два фронта, что Бисмарк считал прямой дорогой к поражению.

Тройственный союз

Выход из этой ситуации был найден на путях сближения с Австро-Венгрией. Последняя, в свою очередь, вступая во все более острое соперничество с Россией на Балканах, нуждалась в союзнике.

Закрепляя это сближение, Германия и Австро-Венгрия подписали в 1879 году договор, по которому обязывались поддержать друг друга в случае нападения на них Российской империи. К союзу этих государств присоединилась Италия, которая искала поддержку в конфликте с Францией из-за контроля над Северной Африкой.

В 1882 году был создан Тройственный союз. Германия и Италия брали на себя обязательства взаимопомощи в случае нападения Франции, а Италия, кроме того, обещала Австро-Венгрии нейтралитет в случае ее конфликта с Россией. Бисмарк надеялся также, что Россия воздержится от конфликта с Германией в силу тесных экономических, династических и традиционных политических связей с ней и нежелания российского императора идти на союз с республиканской, демократической Францией.

Амбиции нового кайзера

После коронации нового императора Германии Вильгельма II и отставки Бисмарка Германия стала предпринимать более решительные шаги в политике, которые, по мнению нового кайзера, более соответствовали мощи империи. Генералы убедили его, что войны на два фронта опасаться не надо. В 1894 году начальник штаба германской армии фельдмаршал Альфред фон Шлиффен разработал план скоротечной войны против Франции. В соответствии с ним германские войска должны были пройти через Бельгию и Люксембург, обойти с севера, двигаясь на Париж, французские пограничные укрепления и окружить всю французскую армию. Кампания была рассчитана на шесть недель. За это время, считали в германском штабе, Россия не успеет провести мобилизацию. Когда же она ее закончит, германская армия, переброшенная из Франции по железным дорогам, уже будет готова разгромить противника. Если Бисмарк всячески стремился не оттолкнуть Россию от Германии, то сменившие его канцлеры стали проводить вызывающе дискриминационную по отношению к России политику, добиваясь полной свободы для германских капиталов в ней и периодически накладывая ограничения на традиционный русский экспорт зерна в Германию. Это окончательно испортило русско-германские отношения.

Начало англо-германского морского соперничества

По инициативе кайзера Германия начала строительство сильного военного флота. Рейхстаг принял программу, по которой число линейных кораблей (линкоров) должно было быть доведено к 1915 году до 34. Это вызвало тревогу Великобритании. Она была островным государством и всецело зависела от заморской торговли. С начала ХIХ века англичане установили свое безраздельное господство на морях и считали сильный флот гарантией своей безопасности. Правительство Англии стремилось поддерживать количество боевых судов флота на уровне, обеспечивающем его превосходство над объединенным флотом двух других самых сильных морских держав. Германия бросила вызов морской гегемонии Англии. В 1906 году с британских стапелей сошел линкор «Дредноут» («Бесстрашный»). Вооруженный 10 пушками с диаметром ствола 305 мм и защищенный толстой броней, он имел мощную паровую турбину, позволяющую кораблю развивать невиданную для такого гиганта скорость в 21 узел (около 40 км/час). Это был ответ Англии на вызов Германии. Та, в свою очередь, объявила, что теперь все спускаемые на воду германские линкоры будут класса дредноута - так это имя стало нарицательным. Попытки договориться ни к чему не привели. Британское правительство приняло решение строить в ответ на каждый германский дредноут два английских. Соперничество с Германией заставило Англию искать союзника на континенте и ее взоры не могли не обратиться к Франции — этому традиционному врагу Великобритании.

Антанта

В 1904 году они урегулировали все взаимные претензии, возникшие в связи с колониальным разделом мира, и установили между собой «сердечное согласие». По-французски это звучит «антант кордиаль», отсюда русское название этого союза — Антанта. Россия еще в 1893 году подписала военную конвенцию с Францией. В 1907 году она урегулировала все свои разногласия с Англией и фактически присоединилась к Антанте.

Особенности новых союзов

Так сложились неожиданные и странные союзы. Франция и Англия были врагами со времен Столетней войны, Россия и Франция — со времени революции 1789 года. В Антанте объединились два самых демократических государства Европы — Англия и Франция — с самодержавной Россией.

Два традиционных союзника России — Австрия и Германия — оказались в стане ее врагов. Странным выглядел и союз Италии со своей вчерашней угнетательницей и главным врагом объединения — Австро-Венгрией, на территории которой к тому же оставалось итальянское население. Австрийские Габсбурги и прусские Гогенцоллерны, веками соперничающие за контроль над Германией, оказались в одной коалиции, а кровные родственники, кузены, Вильгельм II, с одной стороны, Николай II и король Великобритании Эдуард VII, супругой, — в противостоящих союзах.

Так на рубеже XIX и XX веков в Европе сложились две противоборствующие коалиции — Тройственный союз и Антанта. Соперничество между ними сопровождалось гонкой вооружений.

Само по себе создание коалиций не было чем-то необычным для европейской политики. Вспомним, например, что самые крупные войны XVIII века — Северная и Семилетняя — велись коалициями, как и войны против наполеоновской Франции в ХIХ веке.

Однако складывание новых союзов и их соперничество имело ряд особенностей.

Глобализация соперничества

Тройственный союз и Антанта сформировались, когда европейские страны уже поделили между собой мир. Европейская политика стала, по существу, мировой, глобальной. Соперничество приобрело иные масштабы. В этих условиях европейская война автоматически превращалась в мировую. С другой стороны, любой конфликт между соперниками вне Европы столь же автоматически затрагивал европейскую политику. Глобализация соперничества делала его гораздо более опасным, возрастала вероятность возникновения конфликта.

Балканы — «пороховой погреб» Европы

Эта вероятность была тем большей, что в Европе существовал свой «пороховой погреб», в любую минуту способный «взорвать» ее. Османская империя клонилась к упадку. Дележ ее наследства стал одной из главных причин соперничества европейских держав, а Балканы были самым лакомым кусочком. Наиболее активно боролись за влияние на Балканах Австро-Венгрия и Россия. При этом более предпочтительные шансы на успех имел российский император. Понимая, что победа России сделает ее обладательницей черноморских проливов и средиземноморской державой, Англия стремилась во что бы то ни стало сохранить до поры до времени умирающую Османскую империю. Ситуация изменилась, когда Османская империя стала проводить прогерманскую политику. Немецкие офицеры осуществляли в Турции военную реформу, Германия получила концессию на строительство железной дороги, которая должна была связать Берлин со Стамбулом и Багдадом с дальнейшим выходом к Персидскому заливу. Англия стала поддерживать Россию в ее борьбе с австро-германским влиянием на Балканах. То же самое стала делать и Франция. На это обострившееся соперничество накладывались противоречия между самими новыми национальными государствами, возникшими на Балканах к началу XX века (Албания, Болгария, Греция, Румыния, Сербия, Черногория). Их объединяло стремление как можно скорей изгнать Османскую империю с Балкан. В 1912 году они разбили ее и лишили почти всех европейских владений.

Вместе с тем балканские государства враждовали друг с другом, пытаясь поделить захваченные территории. При этом они хотели по-разному использовать соперничество великих держав. Сербия и Черногория проводили прорусскую политику, Болгария — прогерманскую, остальные лавировали, пытаясь получить что-нибудь. Возник клубок противоречий, порождавший постоянные кризисы и войны местного значения, чреватые быстрым втягиванием в них великих держав.

Недооценка возможных последствий войны

При этом возможность предотвращения войны становилась меньше в силу недооценки тогдашними политиками ее возможных последствий. Ведь война должна была стать не только мировой, но и вестись с применением новых, крайне разрушительных вооружений. Вспомним, что в армиях Европы в начале века появились скорострельные винтовки и пулеметы; пушки стали более дальнобойными и большего калибра. Военные корабли делались бронированными, появились мины, торпеды, первые подводные лодки. К тому же, в военные действия были бы вовлечены миллионы людей, во всех странах континентальной Европы существовала всеобщая воинская обязанность.

Нам, людям конца XX века, уже знающим, что такое современная война и каких колоссальных жертв она требует, кажется непонятной та легкость, с которой тогдашние политики рассуждали о войне и готовились к ней. Для них она была лишь простым продолжением политики. Сказывалось и долгое влияние на европейскую дипломатию традиции «реальной политики» с ее преклонением перед силовыми методами решения проблем парадоксально, но все новые виды вооружений рассматривались политиками не как доказательство необходимости предотвращать конфликты, а как средство сделать войну более скоротечной, менее опасной, а потому — вполне допустимой.

Надежды на стабильность и оптимизм европейцев

Предотвращению войны мешали и тогдашние умонастроения и мироощущение европейцев. Главная черта этого мироощущения — вера в бесконечный прогресс человечества.

Эта вера подкреплялась невиданными темпами технического развития. Первый паровоз был создан в 1815 году, а в 1900 году в Европе было 283 тысячи 525 километров железных дорог. В начале ХIХ века почтовый дилижанс, ведомый конной упряжкой, был главным средством связи, в конце века появился беспроволочный телеграф — радио. Были открыты бактерии, источники инфекционных заболеваний, что открыло путь к эффективной борьбе с ними. Врачи научились пользоваться наркозом, начался быстрый прогресс хирургии. Большая часть населения Западной Европы к началу века была грамотной, а начальное образование — всеобщим. Наука открывала невиданные горизонты в познании окружающего мира.

Наблюдая все эти стремительные перемены, трудно было остаться пессимистом. Глубокая уверенность в лучшем будущем обезоруживала людей, им казалось, что все идет к лучшему как бы само собой.

И вечный мир не казался тогда недостижимым, ведь после 1871 года в Европе не было войн между великими державами. Поэтому европейцы были склонны недооценивать угрозу, таящуюся в агрессивном милитаризме и национализме, в гонке вооружений. Возникающие кризисы в межгосударственных отношениях, которые сейчас выглядят как предтечи войны, казались современникам неопасными. А мир в Европе становился от кризиса к кризису все более хрупким.

Военные приготовления приближались к своему естественному завершению — оружие должно было заговорить. Созданная система военных союзов могла с легкостью превратить любой конфликт во всеобщую схватку.

Убийство в Сараево

28 июня 1914 года в Сараево — столице Боснии, которая в 1908 году была аннексирована Австро-Венгрией — были застрелены наследник австро-венгерского престола эрц-герцог Франц Фердинанд и его жена. Убийца — 19-летний студент Гаврила Принцип — был схвачен на месте. Он оказался членом тайной организации, боровшейся за присоединение Боснии к Сербии. Членами этой организации были и высокопоставленные офицеры сербской армии. Так возник очередной балканский кризис.

Кредер А.А. Новейшая история зарубежных стран. 1914-1997

Число просмотров: 3109