XX
век

Итоги первой мировой войны

Итоги первой мировой войны - фото

Первая мировая война. Сальвадор ДалиПервая мировая война. Инвалиды мировой войны играют в карты. Художник О.ДиксПервая мировая война. Участницы Лиги за равноправие женщин во ФранцииПервая мировая война. Альберт Эйнштейн

Война — рубеж эпох

Первая мировая война настолько изменила жизнь людей и вызвала столь сильное потрясение в умах, что стала казаться рубежом эпох. То, что было до нее, стало чем-то очень далеким и другим. О прошлой жизни не говорили: «Это было в XIX веке», а говорили: «Это было до войны».

Человеческие потери

В первой мировой войне погибло 10 миллионов человек. Это была самая кровопролитная война в тогдашней истории. Львиную долю потерь составляли погибшие военнослужащие. Каждый седьмой призванный в армию не вернулся с войны. Наибольшие потери понесла Германия, и это понятно: на ней лежала основная тяжесть войны со стороны Четверного союза. Но в относительных цифрах больше всего пострадали жители Сербии и Черногории: погибло более трети мобилизованных в этих странах.

Были и непрямые человеческие потери. Гражданское население и в прифронтовой зоне, и вне ее испытывало тяжелые лишения. Трудовые повинности, недоедание ослабляли людей, выросла смертность. Своеобразным эхом войны стала послевоенная эпидемия гриппа в Европе, которая унесла множество жизней. Наконец, призыв огромного количества мужчин в армию сделал невозможным нормальное воспроизводство населения, рождаемость в годы войны резко упала. Неродившиеся дети были тоже своеобразными жертвами войны.

Потери в первой мировой войне - убитые и умершие (в тысячах) , в скобках доля от числа мобилизованных

Германия - 2 037 (15,4%)
Россия - 1 811 (11,5%)
Франция - 1 327 (16,8%)
Австро-Венгрия - 1 100 (12,2%)
Османская империя - 804 (26,8%)
Великобритания - 715 (12,5%)
Италия - 578 (10,3%)
Сербия и Черногория - 278 (37,1%)
Румыния - 250 (25,0%)
США - 114 (2,7%)

Падение уровня жизни

Во всех европейских странах материальные условия жизни людей изменились к худшему. Окончание войны не принесло ожидаемого облегчения. Как мы знаем, экономика воюющих стран была почти полностью переориентирована на производство военной продукции. Все считали, что после окончания войны она просто перейдет к выпуску обычной продукции. Однако этот обратный переход (реконверсия) потребовал новых капиталов, к вложению которых мало кто был готов. В итоге военное производство было свернуто, а производство потребительских товаров не началось. Выросла безработица.

В годы войны растущие государственные расходы покрывались за счет роста налогов. Но поскольку доходы населения упали, этих средств было недостаточно. Правительства стали выпускать разнообразные государственные обязательства (облигации), занимая деньги у населения под процент. Это означало рост государственного долга. Чтобы его погасить, после Войны нужно было увеличивать налоги.

Но еще более страшный удар по благосостоянию людей нанесла инфляция. Исчерпав все вышеназванные средства покрыть военные расходы, воюющие государства стали просто печатать деньги. Денежные знаки начали обесцениваться, соответственно росли цены. Катастрофических размеров достигла инфляция в поверженной Германии. С июля 1922 года до августа 1923 года цены выросли почти в 10 тысяч раз. 200 грамм яблок стоили 300 миллиардов марок. Если рост безработицы сказался на материальном положении промышленных рабочих, то инфляция прежде всего ударила по среднему классу. Она мгновенно обесценила сбережения, помещенные в банках.

Последствия войны для мирового хозяйства

Война не только ударила по экономике каждой отдельной страны. Она подорвала основу мирохозяйственных связей. До войны все валюты мира свободно обменивались на золото, а, будучи привязанными к золоту, легко обменивались и друг на друга в соответствии с их золотым содержанием. Эта система называлась золотым стандартом. На этой основе быстро развивалась мировая торговля. Печатая в годы войны деньги, воюющие правительства запретили их обмен на золото. Вместе с крахом золотого стандарта рухнула и вся мировая торговля, поскольку курс национальных валют стал непредсказуем.

Социальные последствия войны. Упадок аристократии

Важным последствием войны стало ускорение упадка аристократии. Этот процесс начался еще в XIX веке. Промышленная революция привела к падению роли земельной собственности, на которой держалась экономическая мощь аристократии. Развитие демократии последовательно вело к ликвидации сословных аристократических привилегий. Влияние аристократов держалось все больше на том, что именно из них формировался офицерский корпус и высшее чиновничество. Война привела к массовой гибели офицеров, офицерские звания стали присваивать и недворянам, получившим необходимое образование. Офицерский корпус всех континентальных стран Европы в конце войны стал разночинным, потерял прежний сословный характер. Так аристократия лишилась еще одного рычага своего влияния.

Перемены в положении женщин

Решительно изменилось положение женщин. Мобилизация мужчин в армию создала в ряде стран дефицит рабочих рук. Его можно было покрыть только за счет женщин. Если до войны уделом женщины считались семья и дети, то в годы войны их призвали трудом в тылу оказать помощь отцам, мужьям, сыновьям и братьям на фронте. И женщины откликнулись на этот призыв. В Германии на оружейных заводах Круппа они составили более трети занятых. В Великобритании женщины практически заменили мужчин в общественном транспорте, в банках, в торговле.

Изменение социального статуса сотен тысяч женщин по обе стороны Атлантики сделало неизбежным и уравнение их в правах с мужчинами. Сразу же после войны женщины получили право голоса в Австрии, Великобритании, Германии (позже в Нидерландах, Норвегии, Швеции), а в 1919 году впервые в истории европейских парламентов в нем появилась женщина-депутат; леди Астор была избрана в палату общин британского парламента. Перестало быть чем-то необычным, когда девушка, обеспечивая себя своим трудом, живет отдельно от родителей. Как и мужчины, многие из женщин стали курить в общественных местах. Наконец, настоящую революцию пережила женская мода. Утвердились практичные короткие прически. Одежда стала более свободной. Юбки резко укоротились. Именно тогда были заложены основы современной женской моды.

Перемены в общественном сознании

Отличительной особенностью общественного сознания начала XX века была, как мы уже знаем, вера в неудержимость прогресса человечества, безбрежный оптимизм. Он возник в обстановке относительно мирного и благополучного развития Европы в конце XIX — начале XX века. Успехи науки и техники способствовали еще большему утверждению этих убеждений.

Пессимизм

Война их серьезно поколебала. Трудно было примириться с мыслью о том, что мировая бойня — венец прогресса. Исчезла вера в то, что будущее будет лучше настоящего. Люди привыкли теперь жить с мыслью, что может быть и хуже. Оптимизм сменился пессимизмом. Характерной чертой общественного сознания стало ощущение упадка, заката европейской цивилизации. Манифестом этого нового мироощущения стала книга немецкого историка Освальда Шпенглера «Закат Европы», опубликованная в 1919-1922 годах. В ней история человечества была представлена не как процесс развития от простого к сложному, от дикости к цивилизации, не как постоянный прогресс, как это представлялось со времен Просвещения, а как история не связанных друг с другом культур, каждая из которых рождается, живет, испытывает взлет, а затем клонится к упадку и умирает, оставляя после себя туманные воспоминания и руины. Так и Европа, по мнению Шпенглера, пережив высшую точку своего развития в XVIII веке, вступила в полосу упадка, как и прошедшие ранее эту стадию древнеегипетская, греко-римская или индийская цивилизации.

Иррационализм

Другой чертой сдвигов в общественном сознании стало распространение иррационализма — неверия в возможности человеческого разума. Предвоенное общественное сознание в Европе основывалось на признании всемогущества разума и прославлении разумной, рациональной деятельности как безусловно приносящей общественную пользу. Война, во время которой сверхрационально организованная деятельность миллионов людей оказалась направлена на уничтожение себе подобных, стала сама по себе вызовом таким представлениям. Распространившееся неверие во всемогущество человеческого разума вызвало, прежде всего, упадок интереса к классической философии, как раз пытавшейся понять и объяснить мир разумом, создавая мыслительные конструкции — философские системы. В качестве равнозначного средства познания и преобразования мира философы после войны стали выдвигать интуицию, волю, мистическое озарение. Да и самого человека перестали воспринимать как исключительно «человека разумного».

В 20-х годах властителем дум стал австрийский ученый Зигмунд Фрейд, который, будучи долгое время практикующим психиатром, пришел к выводу, что в жизни человека главную роль играют комплексы бессознательных влечений и мотиваций. Именно они — стремление к самоутверждению, сексуальные влечения — образуют первичную структуру психики, названную Фрейдом «Оно». Сознательное «Я» стремится сдержать импульсы, подчас разрушительные, этого «Оно» через разного рода защитные механизмы, и, наконец, существует комплекс социальных норм и нравственных устоев, присутствующих в человеке как «сверх-Я». Таким образом, человеческая деятельность представляется как итог сложного взаимодействия сознательного и бессознательного, иррационального.

Изменение научной картины мира

На общественное сознание после войны обрушилось и стремительное изменение представлений об окружающем мире. До войны господствовала ньютоновская картина мира, где пространство и время были абсолютны и не зависимы друг от друга. Мир уподобляли некому механическому устройству, где все имеет свое точное место и движется по раз и навсегда заведенному порядку. Согласно же теории относительности Альберта Эйнштейна, абсолютна лишь величина скорости света. Пространство может искривляться, а время зависит от скорости. Эта идея была настолько непривычной, что в нее мало кто поверил. Но в 1919 году было экспериментально подтверждено, что луч света, который, по Ньютону, должен был распространяться только прямолинейно, искривляется, если проходит мимо Солнца, т.е. крупного сгустка материи. Это означало, что пространство искривляется. В науке стало утверждаться представление о мире, где нет ничего абсолютного, где все относительно. В общественном же сознании на фоне тех изменений, которые происходили, новая картина мира способствовала утверждению мнения о том, что относительными, а не абсолютными являются и мораль, и понятия добра и зла, и все привычные человеческие ценности. Сам Эйнштейн всю жизнь тщетно боролся с таким истолкованием его теории.

Новые явления в искусстве

Эти сдвиги в общественном сознании оставили глубокий след в европейском искусстве и литературе. До начала XX века в европейском изобразительном искусстве господствовал реализм. Мир тогда казался достойным его реалистического изображения. Личность художника, его вкусы и пристрастия могли выразиться в выборе жанра, композиции, в предпочтении формы или цвета. Когда же мир потерял свою гармоничность и рациональность в глазах художников, его реалистическое отображение как бы теряло смысл.

Произошла перемена в понимании роли художника. Она теперь состояла не в отражении мира, а в выражении художником его видения и понимания мира, которое могло сводиться, например, к определенному соотношению линий и геометрических фигур. Такой вид живописи получил название абстракционизм, основателем его был русский художник Василий Кандинский. Первые произведения абстракционистов появились еще накануне войны. Сюрреалисты (сюрреализм — по французски буквально означает «сверхреализм») во главе с Сальвадором Дали пытались изобразить иррациональный мир. На их картинах, в отличие от картин абстракционистов, присутствуют узнаваемые предметы, но подчас странно выглядящие и находящиеся в необычных композициях, как в сновидениях.

Модернизм в литературе

В 20-х годах выделилась большая группа писателей, пытавшихся выразить новые явления в общественном сознании. Они отказывались от классических литературных традиций и пытались в своих работах размыть границу между искусством и реальностью. Это течение в литературе назвали модернизмом. Самыми влиятельными представителями этого течения стали француз Марсель Пруст, австриец Франц Кафка и ирландец Джеймс Джойс. Если для традиционного реалистического романа необходимы, как минимум, характеры, сюжет и определенная композиция, то для модернистов был характерен отказ от этих привычных атрибутов. В цикле романов Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», например, главный герой пытается воссоздать ушедшее время, передавая причудливые ассоциации памяти, переливы чувств и настроений, воскрешая образы людей. Место сюжета занял непрерывный «поток сознания». В романах и рассказах Франца Кафки исчезает и другой атрибут реалистического романа — характер.

Писатели «потерянного поколения»

Отражением сдвигов в общественном сознании стало и появление группы очень популярных в послевоенные годы молодых писателей, прошедших войну и переживших крушение довоенных ценностей: Эрнеста Хемингуэя и Эриха Марии Ремарка. Их герои — сильные молодые люди, много пережившие и во многом разочаровавшиеся. Они ни во что не верят, но ценят мужскую дружбу, обретенную в окопах, и любовь: для них это — последнее оправдание смысла жизни.

Послевоенные перемены в общественном сознании носили устойчивый характер, они предопределили мироощущение европейской цивилизации в течение всего XX века.

Перемены в общественном настроении

Для событий, непосредственно последовавших за войной, громадное значение имели перемены в массовых настроениях. А они также изменились в годы войны и после нее. Война вызвала, как мы уже говорили, рост недовольства. Оно было сильнее в тех странах, которые больше пострадали от войны. Недовольство порождало стремление к переменам. Причем все хотели перемен быстрых, решительных и приносящих мгновенное улучшение. Это нетерпение порождалось не только тяготами войны, но и неверием в будущее. Война предопределила и готовность масс идти на насильственные перемены, она всех приучила к насилию, миллионы мужчин прошли фронт, где они привыкли видеть смерть, где их учили убивать. Эти перемены не могли не сказаться на характере послевоенных общественных отношений. В них стало больше радикализма, решительности, конфликты сразу приобретали крайне острые формы.

Рост национализма

Война шла под патриотическими, националистическими лозунгами. Более того, в годы войны впервые для нагнетания националистических настроений стали использоваться средства массовой информации. В газетах, плакатах, брошюрах, на митингах и демонстрациях людей призывали выполнить долг перед страной, разжигались враждебные чувства к населению противной стороны. И это не прошло бесследно. Правда, после войны многие разочаровались в патриотизме, увидев в нем всего лишь средство обмана масс. Они готовы были видеть в войне только борьбу за передел мира, за ограбление других народов и не считали ее справедливой и оправданной. Но большинство населения воевавших стран вышло из войны со стойкими убеждениями о превосходстве собственной нации над остальными. Национальные интересы стали рассматриваться как более важные, чем социальные и индивидуальные. Причем защита национальных интересов мыслилась исключительно в насильственных формах. Эта враждебность легко переносилась с представителей другой нации на соотечественников, не разделяющих националистических взглядов. Агрессивный национализм стал отличительной особенностью послевоенных массовых настроений.

Перемены в мировой политике

Первая мировая война внесла необратимые изменения в мировую политику. Во-первых, начался упадок мощи великих европейских держав. Проигравшие войну Германия и Австро-Венгрия, первая на время, а вторая навсегда выпали из их числа. Великобритания и Франция оказались ослабленными. Зато резко возросла роль заокеанской державы — США. Изменилась карта Европы. Австро-Венгрия распалась на четыре национальных государства. Из состава России вышли прибалтийские страны. Россия после революции и гражданской войны на время выпала из европейской политики. Ослаблением Великобритании воспользовались ее колонии и особенно доминионы. Последние добились расширения самостоятельности, приблизившей их к полной независимости. Британская империя вступила в полосу трудностей. Перед державами-победителями встала нелегкая задача обустроить новый мировой и европейский порядок.

Кредер А.А. Новейшая история зарубежных стран. 1914-1997

Число просмотров: 11855