XX
век

В годы второй пятилетки

Планирование второй пятилетки

На январском 1933 г. Пленуме ЦК ВКП(б) Сталин заявил, что теперь нет необходимости «подхлестывать и подгонять страну» и следует снизить темпы промышленного строительства.

В январе-феврале 1933 г. XVII съезд ВКП(б) утвердил второй пятилетний план развития народного хозяйства на 1933-1937 гг. В нем среднегодовые темпы прироста промышленной продукции снижались до 16,5 % (против 30% в первой пятилетке). Были учтены просчеты в развитии легкой промышленности, которая теперь по среднегодовому росту производства (18,5 %) должна была опережать тяжелую индустрию (14,5 %). Капиталовложения в легкую промышленность увеличивались в несколько раз. Кроме того, предполагали расширить выпуск продукции народного потребления и на предприятиях тяжелой индустрии.

В промышленности планировалось повысить производительность труда на 63%, снизить себестоимость продукции на 26% и выполнить громадную строительную программу. Предстояло создать новые опорные базы индустриализации на Урале, в Западной и Восточной Сибири, Башкирии, Казахстане, Средней Азии. В эти районы направлялось около половины всех капиталовложений на новое строительство в тяжёлой промышленности.

Планом предусматривалось приближение легкой и пищевой промышленности к источникам сырья. Большая часть новых текстильных предприятий размещалась в Средней Азии, Сибири и Закавказье.

Основное внимание ВКП(б) по-прежнему сосредоточивала на решающих участках технической реконструкции: энергетике и машиностроении, черной и цветной металлургии, топливной промышленности и транспорте.

Особенности второй пятилетки

Наряду со снижением темпов прироста промышленной продукции и капиталовложений для второй пятилетки характерно частичное возрождение принципов нэпа, попыток опереться на хозяйственный расчет, расширить самостоятельность предприятий и разбудить инициативу хозяйственных руководителей, оживить материальное стимулирование труда и расстаться с уравниловкой. Окончательно как «левацкие» были осуждены совсем недавно популярные идеи отмирания денег и перехода к прямому продуктообмену. Теперь, напротив, основными задачами считали укрепление рубля, рост роли кредитов, необходимость оздоровления финансов и др.

Всё это позволило находившемуся в эмиграции Троцкому говорить даже о «сталинском неонэпе» (понятие «неонэп» было введено в оборот известным теоретиком сменовеховства Н.Устряловым).

Немало экономических экспериментов проводилось в системе Наркомата тяжелой промышленности, которым руководил Орджоникидзе. Он поддержал почин представителей Макеевского металлургического завода, давших на совещании металлургов в декабре 1934 г. обещание перейти на работу без государственных дотаций. Спустя три месяца макеевцы с обязательствами справились.

Орджоникидзе распространил опыт Макеевского завода на всю тяжёлую промышленность, в которой к концу 1936 г. значительно снизилось потребление государственных дотаций, и увеличилось финансирование развития заводов из собственных средств более чем в два раза. Однако в 1938 г. тяжелая промышленность вновь попала в разряд убыточных и смогла сводить концы с концами только после повышения цен на ее продукцию.

После того как Сталин резко осудил уравниловку в оплате труда, была изменена политика в области зарплаты. В 1935 г. в промышленности, в сельском хозяйстве, в строительстве и на транспорте широко внедрялась прогрессивная сдельная оплата труда, резко повысившая личную материальную заинтересованность работников в росте производительности труда. Широко практиковалась сдельно-премиальная оплата за выполнение и перевыполнение количественных и качественных заданий. Вводилась большая дифференциация в оплате - в зависимости от условий работы, степени ее трудности, квалификации, знаний и стажа работников. Тем самым ей задавались конкретные стимулы не только для ударников труда, но и вообще для каждого работника, желающего повысить свою квалификацию, сноровку и умение. «На всех участках народного хозяйства, - говорилось в справке сектора труда Госплана СССР (1935 г.), - где применялась прогрессивно-сдельная оплата труда, мы получили громадный хозяйственный эффект, выразившийся прежде всего в огромном росте производительности труда... Особенно большой эффект дала прогрессивно-сдельная оплата труда в отраслях тяжелой индустрии, черной и цветной металлургии, каменноугольной, машиностроения и химии».

Стахановское движение

Яркой страницей в истории индустриализации стало стахановское движение, охватившее широкие слои рабочих. Имя движению дал шахтер Алексей Стаханов, установивший в ночь с 31 августа на 1 сентября 1935 г. рекорд, в 14 раз перекрывший норму за смену. Успехи Стаханова получили всесоюзную известность, и поддержанное партийными органами движение быстро распространилось на все отрасли промышленности. По сути, национальными героями, наряду со Стахановым, стали шахтер Н. Изотов, кузнец А. Бусыгин, машинист А. Кривонос, металлург А. Мазай, текстильщицы Евдокия и Мария Виноградовы и многие другие. Стахановцы появились практически на каждом предприятии. На распространение стахановского движения, сыгравшего важную роль в развитии промышленности, оказало влияние материальное стимулирование повышения норм выработки. Стахановцы, показавшие высокие трудовые результаты, оплачивались на порядок выше, чем средние рабочие. Важное значение имел и социальный фактор: стать стахановцем - значило попасть в элиту рабочего класса, получить известность, признание, возможность продвинуться в жизни. Среди мотивов высокопроизводительного труда рабочих следует отметить и патриотизм, стремление рабочих всеми силами помочь Отечеству встать один ряд с индустриально развитыми странами и доказать, что советский рабочий ни в чем не уступает европейскому или американскому.

Кадры для промышленности

В годы индустриализации изменился состав рабочего класса. Если в 1926-1929 гг. численность рабочих пополнилась выходцами из деревень на 45 %, а служащих - почти на 7 %, то в годы первой пятилетки из 12,5 млн. нового пополнения рабочих и служащих 8,5 млн. составляли крестьяне. Им требовалось время, чтобы освоить фабрично-заводской труд и новую технику. Новые заводы строили в сжатые сроки, но запускали их на проектную мощность с большим трудом. Хрестоматийным стал пример с пуском тракторного завода в Сталинграде. Быстро построили корпуса завода, а вот выйти на полные мощности смогли лишь через два года, поначалу выдавая с конвейера один-два трактора за смену вместо 144 по плану.

Промышленность остро нуждалась в квалифицированных кадрах. Среди работников крупной промышленности удельный вес рабочих в возрасте до 23 лет достигал 37,4 %. Им ещё только предстояло получить соответствующую квалификацию. «Кадры, овладевшие техникой, решают все!» - эти слова Сталина стали лозунгом, под которым шла профессионально-техническая подготовка рабочих. Осенью 1933 г. школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) были реорганизованы в профессиональные учебные заведения для подготовки рабочих массовых специальностей. Для учащихся, овладевавших сложными профессиями, срок обучения был увеличен до двух, а затем и трех лет. За годы второй пятилетки обучение в школах ФЗУ прошло 1,4 млн. рабочих, втрое больше, чем в первой пятилетке. При фабриках и заводах открывались курсы повышения квалификации, создавались условия, стимулирующие учебу трудящихся «без отрыва от производства в вечерних школах и вузах.

Была введена обязательная государственная проверка знаний рабочих, обучавшихся техминимуму в кружках и на курсах. В 1937-1938 гг. гостехэкзамены сдали свыше 4 млн. человек, среди которых 2 млн. 800 тыс. - рабочие промышленности и строительства. Вспоминая об энтузиазме, с которым относились рабочие к учебе, крупнейший советский металлург, академик И. Бардин писал: «Десятки тысяч людей впитывали в себя знания как мудрость, как откровение, внезапно открывшее им глаза на мир...» Вчерашние крестьяне, в большинстве неграмотные, попав в город и получив возможность учиться, смотрели на знания как средство, дающее им силу и прокладывающее путь к «жизни, полной смысла, борьбы и интереса».

Итоги второй пятилетки

Хотя задания второй пятилетки, особенно в части роста народного благосостояния, развития легкой и целого ряда отраслей тяжелой промышленности, не были выполнены, но ее общие итоги оказались более успешными, чем показатели первой пятилетки.

Производительность труда увеличилась вдвое против 41% за первую пятилетку. Импорт станков для машиностроительной промышленности сократился в общем объеме потребностей в станках с 66% в 1928 г. до 14 % в 1935 г. В целом импорт техники в годы второй пятилетки уменьшился более чем в 10 раз в сравнении с первой пятилеткой, что позволило снизить задолженность по иностранным кредитам с 6300 млн. руб. в 1931 г. до 4000 млн. руб. в 1936 г. С 1934 г. СССР уже имел активный торговый баланс. Страна обрела экономическую независимость и самостоятельность. С новых предприятий было получено более 80% всей продукции промышленности. Почти удвоилась добыча каменного угля, добыча нефти возросла приблизительно в 1,4 раза, производство проката увеличилось более чем в 3 раза. Высокими темпами роста отличались выплавка электростали и производственного проката, цветных металлов, химическое производство и др.

В середине 30-х годов формируется советский военно-промышленный комплекс. 8 декабря 1936 г. постановлением ЦИК СССР был образован Народный комиссариат оборонной промышленности. Новому наркомату подчинялись 47 авиационных, 15 артиллерийских, 3 оружейных, 9 оптико-механических, 7 трубочно-взрывательных, 10 танковых, 10 судостроительных заводов, 23 военно-химических предприятия, 3 завода по производству минного, торпедного и бомбового вооружения, 8 предприятий точного машиностроения и др. Кроме того, в составе наркомата сформировались 57 военно-промышленных, научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, 65 высших и средних специальных учебных заведений. Это был, по существу, гигантский концерн, включавший в себя все виды машиностроительной промышленности и металлообработки, многие виды химической промышленности и целый ряд вспомогательных производств.

Вместе с тем сталинского неонэпа не получилось. Верх взяла ориентация на максимальную централизацию и укрепление планово-распределительного механизма управления. Этому способствовали многочисленные факторы: растущая нехватка ресурсов и материальных средств, когда их приходилось распределять по предприятиям в соответствии с приоритетами; концентрация средств и сил на ударных объектах и ущерб другим, система политического руководства, сложившаяся на директивно-приказных принципах, государство как единственный собственник основных производственных и иных фондов и др.

Самостоятельность предприятий была минимальной: все основные показатели их деятельности - от штатов и фонда оплаты труда до определения поставщиков и клиентов - спускались сверху. Все фабрики и заводы находились в строгом Подчинении соответствующих наркоматов в лице их главков. Понятие планирования расширилось до того, что стало включить в себя как составление перспективных программ, так и элементы текущего управления. Планом стала не только пятилетка, но и те задания, которые получало на протяжении года каждое предприятие.

Киселёв А.Ф, Щагин Э.М. Новейшая история отечества, XX век. Учебник для ВУЗов

Следующая глава: Третья пятилетка

Число просмотров: 1915