XIX
век

Франко-прусская война

19.07.1870 - 10.05.1871

Безрассудная война, которую объявил Наполеон III Пруссии, приведет к падению второй империи во Франции и завершит объединение Германии. Почему возникла франко-прусская война? Почему обе страны, соперничавшие из-за лидерства в Европе, хотели для себя «быстрой победоносной войны»?

Император на шатающемся троне

В конце 60-х годов империя Наполеона III переживала кризис. Внутри страны усиливалась оппозиция, требовавшая установления республики. Среди республиканцев выделяется молодой талантливый оратор, адвокат Леон-Мишель Гамбетта (1838-1882). Вся демократическая Франция приветствовала пылкого оратора, считая, что у республики теперь есть вождь.

Авторитет Наполеона III подтачивался и его поддержкой Пия IX, Папы Римского, давно уже удивлявшего современников своей реакционностью. А Наполеон III, называвший себя «сыном революции», охранял Пия IX при помощи французских войск и не давал завершить объединение Италии присоединением Рима. Многим это было непонятно.

Итак, трон императора стоял непрочно. В этой обстановке Наполеон III считал, что спасти его может лишь победоносная война. Все окружение императора подталкивало его к войне с Германией. Задумывался ли кто-нибудь всерьез, готова ли армия к войне? Больше надеялись на то, что французский солдат — «изворотливый парень» и всегда найдет выход из тяжелого положения.

Бисмарк тоже желал войны, и как можно скорее. Победоносная война должна была подтолкнуть южные немецкие государства добровольно встать под прусские знамена. Но канцлер хотел, чтобы Франция первая развязала войну. И Наполеон III попался в западню, расставленную для него Бисмарком.

Испанский вопрос

В 1868 году в Испании началась революция. Королева Изабелла II, крайне непопулярная у своего народа за деспотическое правление, бежала во Францию. Императрица французов, испанка и бывшая подданная Изабеллы желала помочь ей вернуть трон. Но это уже было невозможно, в Европе началась борьба за испанскую корону.

Наполеон III хотел посадить на испанский трон принца Фердинанда Саксен-Кобургского, рассчитывая иметь дружественную Испанию. Бисмарк, боявшийся усиления Франции, стремился вручить испанскую корону принцу Леопольду Гогенцоллерну, родственнику короля Вильгельма.

Игры дипломатов

Страсти разгорелись летом 1870 года. К Вильгельму I, находившемуся на лечении в Эмсе (немецкий курорт), прибыл французский посол с предложением снять кандидатуру Леопольда Гогенцоллерна в качестве претендента на испанскую корону. Вильгельм I, в отличие от Бисмарка, войны опасался и пообещал выполнить эту просьбу.

Но мирное урегулирование вопроса не устраивало правительство Наполеона III. «Мы должны начинать, мы ждем только вашей депеши, чтобы призвать под знамена 300 тыс. человек... Если король не прикажет принцу подать в отставку, будет немедленная война. Через несколько дней мы будем на Рейне». Вот такую телеграмму получил французский дипломат от министра иностранных дел Франции. Посол вторично встретился с Вильгельмом I и потребовал от него письменного заверения в том, что и в будущем король не будет поддерживать кандидатуру принца из династии Гогенцоллернов на испанский трон. Вильгельм такое обещание не дал, но заверил, что займется этим вопросом после возвращения в Берлин. Между тем Леопольд Гогенцоллерн отказался от претензий на испанскую корону. Казалось, вопрос решен, но это не устраивало ни французское, ни германское правительства.

Бисмарк провел экстренное совещание с военным министром и начальником генерального штаба. Узнав от них, что армия к войне готова, он дал в газеты ложное описание встречи Вильгельма I с французским послом: якобы король «повернулся спиной к французскому послу и не стал с ним разговаривать». Это сообщение облетело всю Европу. Прусский посол был отозван из Парижа. В столице Франции нарастала тревога.

Начало войны

Так сообщение из Эмса, переданное Бисмарком в газеты, стало поводом к войне. Законодательный корпус выделил необходимые деньги. Напрасно немногие противники войны, и среди них Тьер, пытались остановить разбушевавшихся депутатов. На улицах собирались толпы людей, уверенных в победе, Тьера клеймили «предателем» и «пруссаком», бросали камни в его окна. 17 июля 1870 г. Франция объявила Германии войну. Англия и Россия предложили созвать конференцию для мирного решения вопроса. Все было бесполезно. В Германии 19 июля рейхстаг с энтузиазмом присоединился к заявлению короля, призывавшего немцев «сражаться подобно их отцам за свою свободу и за свои права против насилия иностранных завоевателей».

Франции предстояло утратить свои иллюзии. Несмотря на заверения военного министра в том, что «мы готовы, мы архиготовы, в нашей армии все в порядке, вплоть до последней пуговицы на гетрах последнего солдата», страна не была готова к войне: форты не достроены, в крепостях нехватка продовольствия, железных дорог не было, не хватало лазаретов и врачей. Мобилизация проходила очень нечетко.

Правительства Италии и Австро-Венгрии, которых Наполеон III хотел бы видеть своими союзниками в войне, заняли позицию «вооруженного посредничества», рассчитывая сначала убедиться в возможности победы со стороны Франции, а тогда уже выступить против Пруссии. Но император рвался к войне.

В прусской армии дело обстояло лучше. Мобилизовывалась армия всего Северогерманского союза. Военные склады были заполнены провиантом и обмундированием, транспорт и связь работали четко, а пушки были более дальнобойными.

Командовали своими армиями Наполеон III и Вильгельм I.

Седанская катастрофа и конец Второй империи

Наполеон III выехал к своим войскам в конце июля. Первые же сражения обернулись для Франции горечью поражений. Пруссия начала наступательную войну, а Франция должна была обороняться. Французские войска, по словам очевидцев, «дрались как львы и бежали как зайцы».

Настоящая катастрофа произошла 1 сентября при Седане (местечко вблизи бельгийской границы). Французы проиграли сражение, и остатки армии укрылись в крепости Седан. Все высоты вокруг Седана были заняты немцами. Их артиллерия начала громить окруженные войска. Французские солдаты дрались мужественно, но прорваться не смогли. 2 сентября Наполеон III приказал поднять белый флаг, а свою шпагу переслал прусскому королю. 80 тысяч французских солдат и офицеров во главе с императором сдались на милость победителя. Здесь, под Седаном, Наполеон III нашел свой Ватерлоо. Вторая империя перестала существовать.

Когда в Париже узнали о поражении под Седаном, в городе началось восстание.

Третья республика

4 сентября улицы Парижа наполнились народом, требовавшим установления республики. Парижские депутаты, собравшись в ратуше, провозгласили республику и образовали Временное правительство национальной обороны. Это была революция. В третий раз за свою историю Франция стала республикой.

Правительство возглавил генерал Трошю, министром иностранных дел стал Жюль Фавр, а министром внутренних дел — Леон Гамбетта. Среди людей, взявших в свои руки власть в момент поражения страны, не было опытных государственных деятелей.

Жюль Фавр, прекрасный оратор, сразу же сообщил всей Европе, что Франция не уступит «ни вершка своей территории, ни камня своих крепостей». Вся Франция аплодировала Фавру. Но европейские монархи сочли такое заявление неблагоразумным и от помощи Франции опять воздержались.

«С побежденными не заключают союзов»

Германские войска, продолжая двигаться в глубь Франции, окружили крепость Мец, занятую 200-тысячной французской армией под командованием честолюбивого и не очень совестливого маршала Базена. Немцам было известно, что в крепости нет продовольствия и солдаты питаются кониной. Бисмарк вступил в переговоры с Базеном, настаивая на капитуляции крепости.

27 октября капитуляция была подписана. Базен даже не попытался прорваться из города. После 72-дневной блокады на башнях крепости вывесили германские флаги. В плен сдались 6 тысяч офицеров, около 200 тыс. солдат. К немцам перешло огромное количество французской техники. Пленных отправили в Германию. Теперь немецкие войска двигались к Парижу.

Правительство национальной обороны сформировало для защиты Парижа гарнизон в 400 тыс. человек, запасло продовольствия на 4 месяца. Гамбетта вылетел из Парижа на воздушном шаре, чтобы сформировать армию в провинции. Ему удалось мобилизовать 250 тысяч человек.

Жюль Фавр попытался вести переговоры с Бисмарком, но в качестве цены за мир канцлер требовал весь Эльзас и часть Лотарингии. Жюль Фавр, как писали современники, «покинул канцлера со слезами на глазах». Тогда правительство послало Тьера искать поддержки к европейским монархам. Этот искушенный политик посетил Англию, Австро-Венгрию, Италию и Россию. Но кроме заверений в сочувствии и добрых советов не получил ничего. Могло ли быть иначе? Ведь в глубине души он и сам не верил в победу и считал возможным отдать часть французской территории за скорейший мир. Если в победу не веришь сам, как можно убедить других? Подтвердился принцип международных отношений: «С побежденными не заключают союзов».

Уже к 20 сентября пруссаки полностью блокировали Париж. В течение короткого времени они оккупировали весь северо-восток Франции. Правительство могло бы вооружить народ и поднять его на борьбу, но где гарантия, что война освободительная не перерастет в гражданскую?

Мирный договор

В январе 1871 года Временное правительство подписало перемирие с Пруссией на унизительных условиях, а затем провело выборы в Национальное собрание, которое должно было утвердить мирный договор. Абсолютное большинство мест в Национальном собрании получили монархисты. Главой нового правительства стал Тьер. 26 февраля он подписал с Бисмарком предварительный мирный договор, предусматривавший передачу Германии Эльзаса и более трети Лотарингии и выплату 5 млрд. франков контрибуции (немецкие войска получали право оставаться на севере Франции до полной выплаты контрибуции). Национальное собрание эти условия утвердило. После подписания мира депутаты от Эльзаса и Лотарингии в слезах покинули зал заседаний, говоря: «Мы провозглашаем, что эльзасцы и лотарингцы принадлежали и будут принадлежать к французской нации. Мы клянемся сами, от имени наших избирателей, от имени наших детей и детей их детей, что будем французами, любыми средствами добиваясь этого права у узурпатора».

Юдовская А.Я., Баранов П.А., Ванюшкина Л.М. Новая история

Следующая глава: Франция в XIX веке

Число просмотров: 4398